Материальная ответственность в Республике Беларусь

Материальная ответственность работника – обязанность работника, совершившего противоправное деяние, возместить причиненный по его вине имущественный вред (ущерб) нанимателю. Обязанности работника возместить ущерб, корреспондирует право нанимателя требовать соответствующего возмещения. Следовательно, между ними возникает внедоговорное деликтное трудовое правоотношение по возмещению имущественного вреда. Законодательное закрепление материальной ответственности направлено на восстановление имущественного положения нанимателя с учетом ограничения фактических размеров возмещения работником причиненного вреда.

Обратиться к адвокату по трудовым спорам:
тел.: +37529 776 12 35 МТС;
Email: Vladimir.Punko@pravnik.by;
220052,  г. Минск, ул. Гурского, 46, пом. 310 (станция метро Михалово).

Привлечение работника к материальной ответственности не зависит от привлечения (не привлечения) его нанимателем к дисциплинарной ответственности либо иных мер воздействия (статья 198 ТК РБ).

Возмещение материального ущерба, не исключает, в случаях и порядке установленных законодательством, возможности привлечения к административной либо уголовной ответственности.

Условия и порядок привлечения к материальной ответственности закреплены Трудовым Кодексом Республики Беларусь (далее ТК РБ), Декретом Президента Республики Беларусь от 26 июля 1999 г. N 29 «О дополнительных мерах по совершенствованию трудовых отношений, укреплению трудовой и исполнительской дисциплины», Постановлением Пленума Верховного Суда Республики Беларусь 26 марта 2002 г. N 2 «О применении судами законодательства о материальной ответственности работников за ущерб, причиненный нанимателю при исполнении трудовых обязанностей», другими актами законодательства, коллективными договорами, соглашениями и иными локальными нормативными актами, заключенными и принятыми в соответствии с законодательством. Материальная ответственность военнослужащих регулируется Положением о материальной ответственности военнослужащих, утвержденным постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 22 ноября 2004 г. N 1477.

При исследовании правового регулирования материальной ответственности в законодательстве Республики Беларусь возникает ряд принципиальных вопросов, разрешение которых имеет практическое значение.

Трудовой кодекс Республики Беларусь, устанавливая условия и порядок привлечения работника к материальной ответственности, вместе с тем не дает определения понятию ущерба (вреда), реального ущерба и упущенной выгоды (неполученных доходов).

В данной части следует обратиться к пункту 3 Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь 26 марта 2002 г. N 2 «О применении судами законодательства о материальной ответственности работников за ущерб, причиненный нанимателю при исполнении трудовых обязанностей»: «При определении размера ущерба учитывается только прямой действительный ущерб, т.е. утрата, ухудшение или понижение ценности имущества, влекущие необходимость для нанимателя произвести затраты на восстановление, приобретение имущества или иных ценностей либо произвести излишние выплаты, к которым, в частности, относятся: заработная плата, выплаченная незаконно уволенному работнику, штрафы, взысканные с нанимателя по вине работника, потери нанимателя в связи с неудовлетворением исковых требований по причине пропуска исковой давности, расходы, связанные с перевозкой, экспертизой поставленной в торговую сеть некачественной продукции (товара), сверхнормативный расход электроэнергии, горюче-смазочных материалов. Неполученные доходы при определении размера ущерба не учитываются, за исключением случая причинения ущерба не при исполнении трудовых обязанностей (п. 6 ст. 404 ТК)».

В некотором смысле, данные разъяснения являются способом разрешения возникшей терминологической неопределенности, однако при этом его нельзя признать удачным по следующим причинам.

Во-первых, Трудовой кодекс Республики Беларусь использует такие правовые категории как «ущерб», «вред», «реальный ущерб», «упущенная выгода», а в данном Постановлении используются такие понятия как «прямой действительный ущерб», «неполученный доходы». Следовательно, различия в терминологии, к тому же в рамках одной отрасли права способны вызывать правовую неопределенность самим фактом своего существования.

Во-вторых, определение таких понятий как «прямой действительный ущерб» «неполученные доходы» дано весьма поверхностно, казуально и не отражает достигнутого общего уровня развития юридической мысли по данному направлению.

В-третьих, необходимо рассмотреть данный вопрос с учетом пункта 2 статьи 14 Гражданского кодекса Республики Беларусь, который к убыткам относит:

Расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного праваРеальный ущерб
Утрата или повреждение имущества
Неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушеноУпущенная выгода

Следует отметить лаконичность и емкость дефениции понятия «убытки», входящих в его элементов «реальный ущерб» и «упущенная выгода», а также идентичность используемой терминологии с Трудовым кодексом Республики Беларусь.

Согласно части 1 пункта 1 статьи 1 Гражданского кодекса Республики Беларусь трудовые отношения, отвечающие признакам, указанным в частях первой и второй настоящего пункта, регулируются гражданским законодательством, если законодательством о труде и занятости населения и другим специальным законодательством не предусмотрено иное. В связи с изложенным, возникает закономерный вопрос о возможности либо невозможности использования норм, содержащихся в статье 14 и главе 58 Гражданского кодекса Республики Беларусь при рассмотрении трудовых споров.  Если предположить, что вопросы, касающиеся понятийного аппарата в части привлечения к материальной ответственности, полностью урегулированы Трудовым кодексом Республики Беларусь и постановлением Пленума Верховного суда, следовательно, это может привести к выводу о невозможности применения в субсидиарном порядке норм статьи 14 Гражданского кодекса Республики Беларусь и, например, части 2 пункта 2 данной статьи, которая установила: «Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере, не меньшем, чем такие доходы». При таком подходе к юридической оценке сложившейся ситуации формулировка пункта 3 Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь 26 марта 2002 г. N 2 «О применении судами законодательства о материальной ответственности работников за ущерб, причиненный нанимателю при исполнении трудовых обязанностей» не только нарушит принцип единства понятийного аппарата, но и лишит возможности использовать нормы Гражданского кодекса Республики Беларусь и наработанный судебной практикой опыт для наиболее эффективного разрешения споров о привлечении к материальной ответственности.

По мнению автора, следует признать факт недостаточности правового регулирования и неразвитость понятийного аппарата в трудовом законодательстве по данному вопросу, а также целесообразность и правомерность применения к трудовым отношениям правовых норм содержащихся в статье 14 Гражданского кодекса Республики Беларусь.

Правовые основы правового регулирования материальной ответственности в Республике Беларусь изложены в главе 37 ТК РБ «Материальная ответственность работников за ущерб, причиненный нанимателю при исполнении трудовых обязанностей». Пункт 1 части 1 статьи 400 ТК РБ в качестве необходимого условия привлечения к материальной ответственности указывает на ущерб, причиненный нанимателю при исполнении трудовых обязанностей работником. Вместе с тем, законодатель включил в статью 404 ТК РБ, содержащей перечень случаев полной материальной ответственности работника, пункт 6, согласно которому работник должен возместить ущерб (с учетом неполученных доходов) если он был причинен не при исполнении трудовых обязанностей.

По мнению автора статьи, отношения по возмещению ущерба (с учетом неполученных доходов), причиненного не при исполнении трудовых обязанностей, следует считать трудовыми правоотношениями в силу законодательно закрепленного исключения из общего подхода к правовому регулированию. В силу изложенного, общее правило в данном аспекте можно сформулировать следующим образом: «Физическое лицо, заключившее трудовой договор с нанимателем, может быть привлечено к материальной ответственности за ущерб, причиненный в период времени с момента заключения договора и до его увольнения в соответствии с законодательством». При этом факт увольнения работника не освобождает его от обязанности возместить причиненный им в период работы ущерб.

Принципиальное значение имеет также вопрос правого регулирования материальной ответственности нанимателя перед работником.

Глава 37 ТК РБ, статьи которой устанавливают порядок и условия привлечения работников к материальной за ущерб, причиненный нанимателю при исполнении трудовых обязанностей помещена в раздел 5 ТК РБ «Ответственность работников и нанимателей. Надзор и контроль за соблюдением законодательства о труде». Вместе с тем, в данном разделе не имеется главы либо отдельных норм, касающихся вопросов материальной ответственности нанимателя.

В связи с изложенным, следует исследовать вопрос о юридической возможности (невозможности) взыскания с нанимателя в пользу работника причиненного ему ущерба.

Стороны трудового договора вступают, как правило, в отношения между собой по взаимному согласию и на договорных началах. Согласно пункту 1 и 3 статьи 2 ТК РБ задачами Трудового кодекса в частности являются регулирование трудовых и связанных с ними отношений; установление и защита взаимных прав и обязанностей работников и нанимателей. Предположение об установлении отраслью трудового права только материальной ответственности работника перед нанимателем и отсутствие аналогичных (сходных) прав у работника в рамках одной и той же самостоятельной отрасли права приводило бы к явной и ничем не мотивированной диспропорции правовых статусов формально равных сторон в трудовых правоотношениях. Более того, является очевидным, что имущество, которое подлежит защите со стороны государства, может принадлежать как нанимателям, так и работникам. Предположение, что ТК РБ исключает право работника на защиту права собственности и предъявления иска к нанимателю о взыскании ущерба противоречило бы статье 44 Конституции Республики Беларусь. В связи с изложенным, необходимо выяснить: вправе ли работник обратиться с иском к нанимателю в рамках трудового спора либо исключительно в гражданскоправовом порядке. Решение поставленной задачи даст ответ на вопрос о необходимости оплаты работником государственной пошлины при подаче иска в суд, при обжаловании решений суда и др.

В юридической литературе можно встретить мнение, что к материальной ответственности нанимателя можно отнести, например, обязанность выплатить средний заработок за задержку выплат, причитающихся работнику на день увольнения (статья 78 ТК РБ), минимальную компенсацию в размере трех среднемесячных заработных плат в случае досрочного расторжения контракта с работником из-за невыполнения или ненадлежащего выполнения его условий по вине нанимателя (пункт 2 Постановления Совмина от 02.08.1999 N 1180 «Об утверждении Примерной формы контракта нанимателя с работником»), средний заработок за время вынужденного прогула (статья 244 ТК РБ) и т. д.

Необходимо отметить, что нельзя отнести к материальной ответственности, установленные законом санкции, руководствуясь только признаком необходимости выплаты нанимателем работнику денежных средств за виновное противоправное деяние. Из перечисленных выше случаев ответственности нанимателя перед работником к материальной можно отнести обязанность оплаты среднего заработка за время вынужденного прогула, который по своей сути является частным случаем ущерба в виде упущенной выгоды (неполученного дохода), остальные рассмотренные меры ответственности схожи по своим признакам с пеней (штрафом) в гражданском праве.

По мнению автора, материальная ответственность нанимателя по возмещению упущенной выгоды (неполученных доходов) закреплена ТК РБ, например в виде среднего заработка за время вынужденного прогула. Упущенная выгода является составной частью убытков в понимании статьи 14 Гражданского кодекса Республики Беларусь и Трудового кодекса Республики Беларусь. Данное обстоятельство, является весомым аргументом в обосновании права работника на взыскание ущерба с нанимателя в рамках трудового спора в силу части 1 пункта 1 статьи 1 Гражданского кодекса Республики Беларусь.

Адвокат в Минске|Правник